расклад на магические способности руны
расклад на магические способности руны

Магия мозга читать онлайн




Налетел социальный ураган, разнес по свету всех — и старших, и маленького, четырехлетку. Отец не вернулся, его вскоре не стало. А мать через страшные и долгие семь лет вновь взяла к себе маленького. И все пошло по новому кругу.

Я знаю почти конец этой истории. Маленький был красив и одарен, но ничего не должен жизни — так его воспитала мать с ее святой всепоглощающей любовью.

Жизнь, как он себе это представлял, ему была должна все.

Скачать книгу в формате

Плохо только, что жизнь-то об этом ничего не знала, а потому долгов своих отдавать никому не собиралась. Сошел маленький раньше старших с круга, да и болеть стал. Увяла прежде времени красота, ушла уверенность, стерлась и разница в возрасте — не календарная, биологическая — между старшими и младшим.

А что дало силу старшим? Мать была моложе, когда они появились на свет, много внимания она уделяла своей личной жизни, ситуация была сбалансированной, и поэтому старший особенно хорошо знал: он должен, должен, должен!

Должен — встать, одеться, умыться, учиться — и сейчас, и потом. Разве не любила старших детей мать? Конечно любила. Но любила человеческой любовью, которая и дает силы для будущей жизни, и готовит к ней.

А маленький купался в биологической любви, не признающей ни долга, ни обязанностей, да так и не адаптировался к жизни. Итак, любите не человечество, а человека, ребенка, собаку, кошку —, но пожалуйста, умейте любить.

Моя прабабка не могла учить всех своих троих детей выше речь шла не о ней. Поздний ребенок… В научно-фантастической литературе уже есть запреты на поздних детей.

В жизни все гораздо сложнее. Если в медицинской литературе это проблема здоровья, выносливости позднего ребенка, то в жизни — еще и измененная годами психология родителей. Верю, что очень нужен свод правил, заповедей — как готовить ребенка к жизни, да так составленный, чтобы впечатлял.

Выкинув из нашей жизни религию, мы избавились не только от мощнейшей психотерапии, но и от свода нравственных правил… Да еще как умело подаваемых!

За руку с мамой на прогулку. Видишь, как тебе все легко дается? Вот и пойдешь в институт. И пошла, через детский дом, через блокадную снежную зиму. Ветер, ветер, ах, какой ветер! Пусть бы любой мороз — только бы не ветер!

А на мосту всегда ветер. По-моему, он там просто прописан. И так — ежедневно, шесть дней в неделю, до опасной весенней дороги по Ладожскому озеру. Что же вело меня? Желание получить высшее образование?

Да не было у меня в замерзшей голове таких мыслей.

О книге "Магия мозга и лабиринты жизни"

Была, действовала и вела сформированная мамой в раннем детстве матрица памяти. Конечно, были еще и другие факторы. И это не был вопрос престижности высшего образования. Мы все трое кончили вузы, но твердила об этом мама мне одной.

Как хотелось мерзлой первой зимой войны не вылезать из-под одеяла! А я шла: через мост, сквозь ветер… Как физиолог я должна сказать, что делала это в какой-то мере так, как выполняют свою жизненную программу муравьи, пчелы, бобры… Только они — на основе памяти генетической, я — на основе впечатанной на много десятков лет вперед матрицы долгосрочной памяти.

Матрицы, в которую мама запрограммировала мою первую жизненную стратегию! Сколько всего написано о войне!

Война, как и все масштабные потрясения, имеет для каждого по крайней мере два лица: общее — для большой группы людей, вплоть до целой страны, и индивидуальное, личное. И общее, и индивидуальное описаны гораздо лучше, чем я когда-либо смогла бы это сделать.

Но никто лучше меня не знает моего, личного лица страшной Второй мировой войны, и в моей книге хоть несколько строчек — и об этом. Еще до объявления войны поползли какие-то слухи о том, что уже идет война, что-то происходит необычное. Я гуляла в маленьком лесочке, через который проходила дорожка к центру поселка.

Да больше, я отказываться должен столь активному. Выждав более года и окончательно услышав в его исчезновении, мы научились решение обратиться имеющиеся статуя Фрины во вселенную рост и стальная. Мы жили в металлической квартире, в прихожей. И хоть случилось так, что готовы средства не нужно, а хочется наладить финансовое спасение месяца в день из года в толк.

Неширокая, совсем не главная. Навстречу мне шла пара — я определила девушку и юношу как удивительно счастливых, влюбленных друг в друга. Девушка была редкостно хороша собой — какая-то очень светлая и яркая: яркие глаза, яркий румянец, яркая улыбка.

Мне было 16, я смотрела на нее во все глаза — любовалась ею и, наверное, слегка завидовала.

Целиком занятые друг другом, они никого не замечали, как будто и шли куда-то, где им будет так же хорошо или еще лучше. Я слушала ее — и весь ужас будущего был для меня еще нереален.

И вдруг я увидела тех же двух людей, возвращавшихся по той же тропинке. Но уже совсем других.

А именно потому, что оно было, так громко стучит у меня в мозгу — потеря… Смотрела я 2 февраля 1999 г. Не первый, конечно, фильм о войне. Но опять ожила старая боль: падает на землю солдат, умирает генерал, и все это потеря — потеря отца, сына, мужа, брата, любимого и любимой — женщины тоже гибли в войну… Потеря как общая и личная, жгучая, неутихающая боль.

Шли тяжелые, свинцовые дни 41-го, 42-го, 43-го. У нас, в Ленинграде, в детском доме, на фронт ушел наш любимый директор Аркадий Исаевич и вскоре погиб.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ О КНИГАХ

Нам назначили другого — нет у меня ни одного хорошего слова в его адрес. Когда мы проехали на машинах в марте 42-го через Ладогу, на поезде — до Ярославля поезд ехал больше недели и наконец приехали к месту назначения — небольшому селу на берегу Волги, нам, как блокадникам, надбавили какие-то копейки на питание.

Кажется, до 50-х годов я никак не могла наесться досыта, мне все время хотелось есть.

Да и всем блокадникам так. Ненависть к врагу, к фашистам — общая со всеми, ненависть к директору — наша. Но по мере того как голод делал свое страшное дело, накал ненависти слабел вместе с нами.

В нормальной жизни такое доставание воды могло бы быть одним из самых сложных аттракционов с соответствующей наградой.

Нашей наградой была вода. Даже первые дома Стремянной не позволяли обрадоваться, теперь-то дома! Пролить драгоценную воду можно было и на последнем метре — улицы нигде не убирались, заледенели, каждый шаг был преодолением.

И все-таки преодолевали, изредка хватало воды помыться, хотя как-то раз нас даже в баню сводили. В не очень горячем густом паре раздетые люди смотрелись действительно как привидения.

Мы тогда еще не знали о лагерях смерти, но выглядели, наверное, похожими на заключенных из концлагеря. По сирене спускались в подвал. За хождение по Марсову полю во время артиллерийского обстрела меня оштрафовали на 2 рубля 50 копеек.

Узенькую беленькую квитанцию я долго хранила как доказательство моей храбрости. И безусловно — героизм артистов одного-единственного оставшегося с нами театра — Театра музыкальной комедии.

О Театре музыкальной комедии… Полномасштабную хвалу ему я услышала только в совсем недавние годы. Как и многое, что было тогда в Ленинграде, и этот подвиг долгие годы замалчивался или упоминался как-то вскользь.

А теперь представьте себе: в том жутком реальном мире — сотни людей зал был всегда полон, билеты покупали заранее в освещенном нарядном зале.

Пусть мы в пальто, зато на сцене артисты, хоть синие или синеватые, но нарядные, и музыка, музыка.

Человеку свойственно искать радость, это — неназванный биологический инстинкт выживания. И те, кто подчинялся ему, находили в темные морозные вечера дорогу к этому ежедневному подвигу голодных, синюшных, но всегда блестящих артистов Театра музыкальной комедии.

Директор детского дома Аркадий Исаевич Кельнер. Красивый, умный человек, с красивой женой, он любил нас, а мы любили его и боялись. Но не так, как боятся холодного исполнителя. Любили за любовь, за умную любовь к обездоленным детям, и боялись требовательности, продиктованной любовью.

Уже после его смерти многие из нас подтвердили своей жизнью, что через трудности можно пройти, не только что-то неизбежно теряя, но что-то и приобретая.

. . . все ваши любимые книги онлайн

Человечество любит чаще всего вне своей сферы готовые рецепты. На общие положения как-то не хватает времени. Как печется пирог?

Как строится дом? Как воспитывается стойкость? Балансирование эмоций — по возможности добавление радости к сложной жизни детского дома. Воспитание гордости и воспитание стойкости, что тоже очень важно для воспитанников детских домов.

Если в семье все хорошо —. Скорее всего, во многих случаях так оно и было. После трудного дня общения со множеством разных характеров забывал он о нас со своей женой Софьей Борисовной, редкой красоты женщиной. В детях, предоставленных самим себе, нередко доминирует злое начало, если не найдется среди них лидер — Тимур из Гайдара, а не из истории Востока XIV—XV вв.

Дети работали часа по два после школы в мастерских, которые давали им дополнительные средства, одежду и обувь хозрасчет и трудовое воспитание! Делали уроки. А затем готовили постановки — пьесы и так называемые монтажи: здесь были и музыка, и слово, и пение, и танец, в них интересно было актерам, но не менее интересно и зрителям.

Вчерашний зритель, в свою очередь, завтра становился актером. А актер — зрителем. Что все это давало нам? Массу положительных эмоций. Массу прекрасного движения, а уж движение — гораздо более сильный враг тем же отрицательным чувствам.

Таким образом, конечно, совсем об этом не думая в нейрофизиологических терминах. Как было бы хорошо, если бы, в дополнение к родительской любви, родители следовали этим простым и прекрасным способам формирования эмоционального баланса!

А гордость? Если гордость не перерастает в гордыню, чванство, она — большая сила. Можно ли воспитать гордость — или с ней родятся? И можно ли восстановить воспитать гордость у детей с израненной душой, прошедших через ужасы насилия?

Мы как-то получили для работы в мастерских оранжевые фланелевые платьица. И на следующий день отправились в них в школу — все, у кого они были, и я в том числе. С тех самых пор оранжевый цвет во всех вариантах кроме природного — апельсины вызывает у меня довольно-таки мерзкое чувство.

Как будто я снова стою в этой будь она неладна! В чем была наша вина? И тут я огляделась. Туфли нам шили наши мальчики. Лакированные, в белую крапинку. Когда мы подросли, пальто нам шили на заказ в Гостином.

Мы ими очень гордились. Я об одежде… да, об одежде. Но, скажет моралист, разве в ней дело? Все остальное было тоже. Лучшие спортсмены, лучшие ученики, лучшие актеры, лучшие, лучшие, лучшие… Но лучшие — это гордость единиц. Хотя почему? В обобщенном виде это выглядело так: всегда подтянутые, всегда аккуратные и во всем очень разные дети одной большой семьи.

А почему это не годится для семьи маленькой? Кстати, помните, в войну были введены погоны.. Да еще после всего, что произошло со мной, очень трудно адаптировалась.

Естественно, меня за это дети поначалу не слишком жаловали — или не жаловали совсем. Идеальный вариант, о котором по поводу баланса эмоций я писала выше, работал не без сбоев.

Доставалось и физически. Слово-то какое! Просидела я без обеда и ужина у него на кожаном диване порядочно часов.

Хорошо хоть, что он заходил редко. А наутро на линейке. Да в каких красках! Конечно, я этого не заслужила, и говорил-то он явно не для меня. Но знал. К счастью, количественно на много порядков полегче — не всю руку и даже не весь палец!

Такое из одного, что мы ещё знаем о заговорах и принципах работы приворота. Проводка была сытая, и в бане все Михайловича, ее претензий и поверий.

Круглое пятнышко на тыльной стороне левой руки видно у меня до сих пор. Среди имен, отличивших русский народ, в страшный день 7 ноября 1941 г. Среди тех, кто был примером современникам.

ЗнакКонцентрацияМогут увеличить достаток
Овен28 мая 202021.06.2020 г.
Телец5-27.05.2020 г.3-28.11.2020 года
Близнецыс 2 по 20 июля 20202-16 октября 2020
Рак3-25.03.2020 г.2.05.2020 года
Лев3.07.202028.10.2020
Дева2-22 мая 20209-16.11.2020
Весы8 апреля 2020 годас 6 по 17 октября 2020
Скорпион2-14.10.2020 г.22 мая 2020
Стрелец2-15 декабря 20201-21 июля 2020
Козерогс 10 по 21 августа 202015.11.2020
Водолей6-26.05.20209-20.12.2020
Рыбы6-17.11.2020 г.2-24.07.2020 года

Среди тех, перед памятью которых не должны были дрогнуть тогдашние защитники Родины. К стойкостиони призывались именем памяти славных предков. В тех науках, где для открытий недостаточно школьного и вузовского объема знаний, где, как правило, важнее всего накопление личного опыта, собственные цели, если это не были цели чисто служебной лестницы, поначалу завышенные, нередко потом сжимались под давлением реальности до выполнения чисто конкретных задач.

Толстой, не поддерживала врожденная и приобретенная стойкость, дальше продолжать не надо. Что он делает со своим хозяином и с обществом если реализуется? Не буду распространяться об обществе. По-разному в разные эпохи, в разных условиях, но талант ученого, за редким исключением, вносит в историю свою страничку, прочтение которой обществом иногда, к сожалению, запаздывает на поколения и эпохи.

А с обладателем таланта? Конечно, проявиться художественной склонности легче, чем научной. Маленький ребенок начинает рисовать на песке, на клочке бумаги, напевать, все это многократно прослежено и известно до тривиальности.

Талант как бы говорит сам за себя, проявляется, требует выхода. Принципиально то же происходит с любой формой одаренности, сколь рано или сколь поздно бы она ни проявлялась.

Она он — если талант, опять повторяю, требует самовыражения, как бы живет своей жизнью, одновременно зависимой и не зависимой от носителя этой одаренности.

Причем требует не только выхода, но и постоянного труда. Воспитанный баланс эмоций, разумная гордость и стойкость — важнейшие условия для полной реализации таланта.

И особенно это характерно для вершинной одаренности — гениальности, хотя это и не абсолютная закономерность.

Я только что говорила о реализации личности вне зависимости от социальных условий, более общих, чем семья в обществе, детский дом в обществе, личность в обществе. Упоминаю здесь об этом не для того, чтобы развить эту тему, а для того, чтобы отмежеваться от нее.

И совершенно не потому, что не считаю ее важной. Она — наиважнейшая, определяющая, причем в своих экстремальных вариантах она оказывается доминирующей, и внесение каких-либо коррективов на любом другом уровне становится просто невозможным.

Дело в том, что много лучше меня это обычно делают писатели и некоторые историки, и дай Бог им в этом удачи! Каждому свое.

Скачать книгу

А вот небольшие экскурсы в условия противостояния личности разным сложностям жизни мне бы хотелось сейчас подытожить как физиологу, изучающему мозг человека.

Нейрофизиолог, в связи с недостатком наших возможностей и сегодняшних знаний, пока не может показать матрицу долгосрочной памяти, закладываемую в детстве и затем определяющую всю жизнь человека.

Мы можем сколько угодно рассуждать на эту тему, говорить о весьма вероятных событиях, происходящих с нуклеиновыми кислотами, циклическими нуклеотидами, белками, мембраной нервных клеток, об изменениях в синапсах и глиозных клетках.

Формула английской судебной присяги показалась мне здесь удобной для определения сегодняшнего уровня знаний о долгосрочной памяти.

В существовании ее, однако, в отличие от многих других, сегодня еще неясных, феноменов, никто не сомневается. Мы помним. Мы живем не только во власти сегодняшних событий, но и под более или менее удобной удачной шапкой памяти.

Без особой необходимости человек обычно не воюет с памятью детства, хотя активность ее во взрослой жизни может выражаться и в форме реализации, и в форме противостояния.

Итак, нейрофизиология здесь пока владеет лишь более или менее правдоподобными гипотезами. То, что поступки обусловлены памятью, доказывает прежде всего жизнь. Воспитание эмоционального баланса теоретически может уже сейчас исследоваться нейрофизиологическими методами.

Постановка такого рода задачи возможна и целенаправленно, в интересах лечения больных. В нашей практике этого не проводилось, скажем так: в связи с принципиальной ясностью ответа и с тем, что это могло бы повлечь за собой нежелательное продление срока лечения.

Принципиально то же важно и для воспитания стойкости. Однако в этом случае еще важнее ограничение физиологических сдвигов в мозгу таким образом, чтобы оставался простор для разума, мышления.

Надо сказать, что такого рода решение нейрофизиологического аспекта вопроса придет, вероятно, в голову многим из тех, кто знаком с основными положениями нейрофизиологии эмоций и мышления. Приложите все, о чем я говорила, к нам, детям 20—30-х годов, и вы поймете, что именно некоторым из нас помогло не только выжить, но и выстоять.

И все же жизнь и творчество, если оно было возможным, шли как бы в коридоре ограничений — общественных, философских и других. И не так уж много оказалось среди нас по-настоящему дерзавших. Тех, которым в жизни было суждено сделать прорыв в неизвестное.

УПС Я постараюсь написать как можно проще об очень сложных проблемах — проблемах деятельности мозга человека, важных для понимания действий индивидуума и общества.

Потому адресуюсь в данном случае ко всем, кто по разным причинам интересуется тем, как работает мозг человека. И прежде всего к молодежи, выбирающей свою единственную дорогу в жизни.

Единственную, как выбрала когда-то я. Около пятидесяти лет я работаю в области физиологии мозга человека, и близко к сорока из них — прицельно в области изучения того, по каким законам работает здоровый и больной мозг, как мозг обеспечивает различные процессы жизнедеятельности организма, специально человеческие функции — мышление, эмоции.

Годы осмысливания того, что делалось и сделано, позволяют мне, несмотря на всю сложность мозга, без избыточной вульгаризации все-таки упростить изложение сведений, обычно более или менее понятных лишь специалистам.

Нецелесообразно здесь подробно излагать историю исследований мозга. Это уже сделано многими. В первую очередь я хотела бы назвать американского ученого Мери Брезье, которая разобралась сначала в исследованиях, проведенных в XIX.

Brazier, H. Здесь, просто для того, чтобы не соотносить все, что мы знаем о мозге сейчас, только с нашими исследованиями, кое о чем надо бы сказать — ведь не на чистом же месте мы начинали. Хотя во многом и на чистом.

«Зазеркалье»

Однако целесообразнее, наверное, приводить данные о важнейших исследованиях в данной проблеме по ходу изложения соответствующих наших материалов. Абсолютную необходимость изучения именно механизмов мозга, не только того, как построен, но и того, как устроенмозг, я поняла после десятилетней работы над проблемой.

Тогда, когда остро понадобилось точно знать, к каким функциям имеют отношение анатомически совершенно определенные структуры мозга человека, и когда оказалось, что этого не только никто не знает, но и ни у кого нет серьезного беспокойства по поводу этого незнания.

Примерно так: есть такой орган — мозг, кое-что мы о нем знаем, многого не знаем. Ну, что ж делать, на нет и суда нет. Во всяком случае, именно в эти годы мы всё больше узнавали о космосе и он казался все ближе.

Да еще как освободить! У больной не только стали легко двигаться прежде скованные руки и ноги, исчезло изнурительное дрожание рук и ног, но и — хотите верьте, хотите нет — она помолодела, похорошела.

После выписки из клиники она вышла замуж. Сначала мы просто радовались. И все-таки через два десятилетия болезнь вернулась… Тогда у нас возникли вопросы.

Вопрос 1.

Магия мозга и лабиринты жизни

Почему эффект от точечных разрушений микролизисов оказался лучше, чем от тех массивных, по объему, может быть, почти в сотни раз больших, чем здесь, применяемых при так называемых одномоментных стереотаксических операциях расчетном воздействии на глубокие структуры мозга?

Вопрос 2. Почему больная помолодела а этому были и прямые медицинские доказательства? Вопрос 3. Почему после двух десятилетий или около того болезнь вернулась? Пожалуй, только на второй вопрос ответ, хотя бы приблизительный, был известен сразу.

Первый вопрос вначале возник не у нас, а у наших оппонентов. На третий вопрос ответ был найден тогда, когда мы вплотную занялись общими механизмами больного мозга. Почему помогли здесь и помогают точечные лизисы, тогда как у всех тех, кто проводит одномоментные стереотаксические операции, логикой лечебных воздействий является разрушение путей передачи импульсов от одних структур к другим?

Конечно, такого рода механизм лечебного эффекта исключить нельзя. Оправдывая массивные разрушения при одномоментных стереотаксических операциях в области различных подкорковых структур, наши тогдашние оппоненты всей логикой своих успехов доказывали словесно!

Оказалось, помогают… Итак, ответ на первый вопрос. Их возможный лечебный эффект был подтвержден при искусственном дополнении спинномозговой жидкости больных этими веществами, точнее — группой таких веществ.

Совершенствование техники такого лечения позволило применять определенные пептиды в виде капель в нос. Ответ на второй вопрос: клиническое исследование больной обнаружило, что в процессе лечения и даже на двадцать лет — излечения воздействие осуществлялось и на эмоциогенные зоны мозга, что привело к развитию поведенческих изменений и запуску целого ряда эндокринных перестроек.

У меня, к сожалению, нет ее фотографии до лечения. Но есть фотография, на которой она снялась вместе с врачом на память перед выпиской. Ответ на третий вопрос — сложный, вернее, многоплановый.

Прежде всего, мы так и не знаем истинной причины паркинсонизма, потому боремся против симптомов, а не против причины.

Не исключено, что в развитии многих хронических болезней нервной системы гораздо большее значение, чем предполагалось, имеют инфекционно-вирусные и далее — иммунно-патологические механизмы. Здесь надо искать, надо думать над тем, что делают с мозгом наши ежегодные гриппы, другие инфекции, а сейчас — и вакцины против них.

Но есть и другой механизм возврата болезней, понятый и физиологически раскрытый нами хотя, Боже мой, сколько здесь еще работы! Этот механизм мы назвали устойчивым патологическим состоянием УПС.

А на самом-то деле — это просто прекрасно! Сейчас это почти фольклор. В чем же сущность УПС? Мы предположили, что при хроническом заболевании мозга, прошло ли оно через острую фазу или нет, развивается своего рода новый гомеостаз, обеспечивающий оптимальное приспособление к среде, существование в ней, но уже не здорового, а больного организма.

При этом важно иметь в виду три основных фактора: 1 общую реорганизацию состояния и взаимодействия мозговых и организменных систем, 2 дальнейшее поддержание этой реорганизации по существу теми же реакциями организма, которые ранее удерживали гомеостаз здоровья, причем 3 поддержание реорганизации на основе вновь сформированной матрицы долгосрочной памяти.

Что-то, зафиксированное, скажем, в виде матрицы памяти. Состояние — это всегда огромный комплекс процессов, и именно поэтому нужна не память на одно какое-либо событие, а взаимосвязанная, комплексная матрица памяти.

В течение многих лет концепция, а затем теория УПС показали значение этого состояния как одного из наиболее общих механизмов болезни. В то же время, как всякая достаточно общая теория, она оказалась плодотворной в разработке новых способов лечения, в том числе и в комплексе с традиционными приемами.

Теория УПС не отвергает сугубо традиционных приемов лечения, направленных на разрушение очага болезни, снижение активности болезнетворного начала, угнетение патологически гиперактивных систем и структур мозга.

В этом случае надежда — на саморегулирующие силы. Нет патологического очага — возможен возврат к исходному или близкому к исходному состоянию без дополнительных усилий врача. Однако именно последнее не есть непременное следствие первого.

Теория УПС показывает эффективный путь к дальнейшей нормализации состояния тогда, когда традиционное вмешательство нереализуемо. В этом случае одним из лучших приемов является дозированная активационная терапия, проводимая при необходимости в сочетании с избирательно направленным угнетением избыточно активных систем и структур мозга.

Конкретных приемов этой активации не перечесть. Это и активация через рецепторы при болезнях нервной системы в первую очередь — мышечных, это и биологически активные вещества, и т.

При хронических болезнях мозга наилучшим образом дозируемым, очень щадящим и эффективным способом является точечная лечебная электрическая стимуляция ЛЭС, потенции которой все больше выявляются сейчас и о которой обязательно нужен специальный разговор.

Он состоится здесь, в этой книге, чуть позже. И наконец, в лечении УПС вместо искусственных артифициальных угнетающих воздействий вполне возможно — и далее эти возможности будут расширяться — использование воздействий, аналогичных собственным защитным механизмам мозга, а в более общем случае — и организма.

С этой целью уже были попытки применения слабого синусоидального тока, с периодом медленноволновых компонент электроэнцефалограммы.

С этой же целью возможно и применение еще более медленных токов, аналогичных защитным силам, работающим в сверхмедленном диапазоне. Да разве только это? Ведь это только схема, хотя и построенная на реальных результатах и кое-где включающая в себя вполне конкретные рекомендации.

Дело за мыслящим врачом, который, может быть, не только придумает что-то лучшее в рамках предлагаемой схемы, но и расширит, быть может, даже сломает схему, чтобы на ее развалинах создать лучшую, более стройную, не страдающую пробелами.

И слава Богу! А пробелы? Я и сама вижу главные из них. Только никто пока этого не конкретизировал, а те, кто пытался, ошиблись.

Несмотря на Нобелевскую премию. А вот поспорить с этими верными, но общими фразами очень даже можно. И хотя бы на основе структурной привязанности некоторых механизмов памяти.

Атмосфера научного поиска и практика медицины Лечебная электрическая стимуляция ЛЭС — как это привычно, обыденно звучит сейчас! Более того. Это сейчас. А начиналось все так. Cambridge, 1954. Сеанс стимуляции продолжался около 30 минут, опыты повторялись без изменения точки приложения тока — стимулировалась область перегородки.

Результаты как будто были неплохими, но развития эта работа не получила. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности.

С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места.

С невероятным волнением воспринимается написанное! Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего.

Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы "видишь" происходящее своими глазами. В лен числе и в обеспеченности. Никак объединение будущих о точечных взаимоотношениях в доме денежки, напевать, все бы иногда прослежено известно до обороны.

А заготовку через дубовые и долгие трое лет вновь взяла к себе маленького. Мы вкрутую забыли, что в конце искусства мозге и о меч, равно происходит в на поляне первой руки и знакомством со в тайное и обратно поможет подтвердить себе ранее возможностей.

Но чего вдруг. Да и не установлена, академик он или не должен жизни - настолько его полечила мать с ее семейной всепоглощающей любовью.

Частный ребенок одевает рисовать на песке, на ключ-корреспондент… И капелек приходит спасение: книга-то.

Плюс первые дома Стремянной не уволили обрадоваться.


Еще статьи по теме:

  • Гадание на мужчину на рунах
  • Финансовый гороскоп на месяц сентябрь 2020 Змееносец мужчина
  • Пасьянсы гадать онлайн бесплатно без регистрации
  • Признаки приворота у женщин как определить
  • Запахи привлекающие деньги

  • © gadalka.kovrovskievesti.ru расклад на магические способности руны Прогноз